?

Log in

No account? Create an account
aliss_salut
28 December 2012 @ 02:23 pm

Когда читаю журналы других людей, мне часто бывает интересно читать верхний пост – о самом авторе журнала. Поэтому напишу о себе, вдруг кому-нибудь тоже интересно.

Главная моя ценность -Collapse )
 
 
aliss_salut
10 March 2018 @ 12:00 am
Просматривала френд-ленту. Она мне принесла советы психолога женщинам: что хочет слышать мужчина?
Источник: https://elsa-psy.livejournal.com/109018.html

Не могу не написать по этому поводу несколько строк.
1. «От того, что вы говорите ему, зависит эмоциональная окраска ваших отношений, поэтому советы психолога женщинам на эту тему всегда актуальны». (С)
            От того, как вы молчите, тоже зависит эмоциональная окраска ваших отношений, потому что около 90 процентов информации человек передает-получает невербально.
2. «Так что же вашему избраннику хочется услышать от вас?»
            Вот это предложение меня чарует и удивляет настолько, что я начинаю сомневаться в собственной адекватности. Я не понимаю, каким образом некие загадочные психологи могут знать, что именно мой избранник, которого они никогда не видели и не слышали, хочет услышать конкретно от меня, и см. п.3
3. Нет истин для всех мужчин. Нет работающих стандартных рецептов общего пользования, потому что каждый мужчина уникален, и ваши отношения с ним – тоже уникальны.
4. Если речь идет об избраннике, то есть человеке, с которым мы хотим не играть в психологические игры, не заниматься вместе производственной деятельностью, а идти навстречу друг другу к близости, то быть искренним – гораздо более важно, чем пытаться использовать какие-то шаблонные фразы для достижения непонятного эффекта.
5. «Силой своих слов вы можете дать мужчине почувствовать себя богом или причинить сильные мучения» (С).
Профессионалы пишут немного по-другому: «Мы обучали людей самих управлять своими чувствами, а не обманывать себя, считая, что это окружающие делают их злыми, печальными, подавленными, беспокойными, взбешенными, растерянными, разочарованными или озабоченными». Или: «Мы заставляем пациента осознать, что он несет ответственность за свои чувства. Мы учим, что он сам является источником своего беспокойства. В природе не существует опускающихся на нас неуправляемых эмоциональных облаков, пусть даже мы делаем вид, что они есть. Мы учим и тому, что каждый человек сам заставляет себя что-либо чувствовать, и что никто другой не может заставить его чувствовать». (Цитаты профессионалов позаимствованы из книги «Психотерапия нового решения. Теория и практика. Мэри и Роберт Гулдинг).
 
 
aliss_salut
Так получилось, что мне каждый день надо пить лекарство. Муж поставил на телефон программку, которая каждый раз подавала сигнал о необходимости выпить таблетку. И через некоторое время я заметила, что не помогает. Я автоматически нажимаю на соответствующую кнопку меню, рапортуя о том, что все приняла, и занимаюсь более срочными делами. А потом забываю про лекарство.

Мужу я честно сказала, что программа не помогает. Он взял мой телефон, опять с ним поколдовал. На следующий день телефон спрашивает меня голосом мужа: "Солнышко, ты выпила таблетку?" И случилось удивительное. Я сразу вхожу в контакт с этим словом "солнышко". И никакие дела не оказываются более срочными и важными. Я греюсь в лучах этого теплого слова, и помню, и откликаюсь, и выпиваю все, что надо.
Делюсь этим опытом, потому что вдруг кому-нибудь окажется полезным :)
 
 
aliss_salut
09 March 2018 @ 10:56 pm
Радость моя, происходит какая-то ерунда. Мы с тобой, не любившие никогда, умеющие наотмашь и от винта, каждую ночь выходим теперь летать. Поднимаемся над горами, над морем заходим на первый круг, звезды во мне сгорают, штурвал выбрасывает из рук, крылья царапают спину неба, оно выгибается надо мной, я чувствую млечным нервом, как в недрах твоих темно. Звездный дождь начинается и пламя в ладони льёт, мы же были случайными, бредущими над землёй, мы, привычные к радарам и позывным, отключили их - сердцам они не нужны. Мы нигде не отмечены - без приборов, сигналов, карт, там, внизу, диспетчеры получают второй инфаркт, нами полнится воздух, сводки и выпуски новостей, мы проходим насквозь - в облаках не бывает стен. Радость моя, происходит что-то огромное, как закат. Мы уходим из дома, ищем небесные берега, поднимаемся выше и выше - дыши, дыши.

Господь говорит, что так начинают жить.
Кот Басё Сетлана Лаврентьева

Открыла для себя этого автора год назад.
 
 
aliss_salut
  Впечатления от книги неоднозначные. Но, поймала себя на том, что, завершив чтение книги,  мысленно продолжаю спорить с автором. Книги, написанные людьми, с которыми хочется спорить, уже стоят того, чтобы их прочитать.
О чем книга? Более всего – о смысле жизни. Автор задает вечные вопросы: зачем жить (или стоит просто покинуть этот мир, выпив достаточно позаимствованного у мамы снотворного?), как жить? Эти вопросы звучать не всегда явно, но достаточно сильно.
«В чем заключено прекрасное? В великих вещах, которые, как и всё на свете, обречены умереть, или же в малых, которые, при всей своей непритязательности, способны запечатлеть в мгновении бесконечность?»
Рассуждая о феноменологии, главная героиня приходит к выводу, что феноменология гроша ломаного не стоит. При этом она сама себе говорит: «И, кажется, никто не замечает, что раз мы все равно являемся животными и все равно подчинены холодному детерминизму природы, то все остальное совершенные пустяки».
          Для меня выбор автора смотреть на человека исключительно как на доминирующий на планете животный вид – это ложный выбор.
Я более согласна с тем, что человек, как пишет Станислав Гроф в книге «За пределами человеческого мозга» - это одновременно и биологическая машина и поле сознания.
Цитата из ГрофаCollapse )
      Но автор ни разу не обращается к мистическим традициям человечества. И все, что остается – это искусство (мы жаждем вернуть иллюзию духовности, страшно хотим, чтобы что-нибудь спасло нас от биологического рока и чтобы не исчезли из нашего мира величие и поэзия) и знания (Лучшее, безотказное оружие в борьбе с обезьяньим буйством — слова и книги, благодаря им душа моя развилась и научилась черпать в литературе силы для преодоления естества).
И так как место духовных ценностей не занято, то это место занимают ложные фетиши. Святыней признается язык, а небрежно ставить запятую, — это кощунство.
Происходит подмена духовных ценностей интеллектуальными. И опять же, искусство, литература – могут быть инструментом общения с богом, дорогой духа. Вспомним, например, Девятую симфонию Бетховена. Приведу цитату из книги Базунова Сергея Александровича «Бах. Моцарт. Бетховен».
Цитата о Девятой симфонии БетховенаCollapse )
Бетховен смог преодолеть свой крест – глухоту, справился с унынием, и продолжал творить, он действительно совершил духовный подвиг.
Но автор, замыкаясь в своей сугубо биологической концепции, и литературе отводит исключительно «прагматическую роль». «Как и все другие виды искусства, она призвана сделать более приемлемым отправление наших жизненно важных функций. Люди формируют свою судьбу, размышляя о мире и о себе самом, и то, что мы постигаем таким путем, невыносимо, как любая голая правда. Нам ведомо, что мы не боги, созидающие мир силой собственной мысли, а всего лишь животные, наделенные средством выживания, и нам нужно что-нибудь такое, что делало бы эту истину не слишком горькой и защищало от бесконечной, жалкой канители, на которую обречены живые организмы».
И вот уже вторая героиня, 12-летняя  Палома, задает вопрос себе - что может толкнуть мальчишку на то, чтобы поджечь автомобиль?
      И приходит к такому ответу: это жест отчаяния и гнева, а самый сильный гнев и самое ужасное отчаяние рождаются не от бедности, безработицы или неуверенности в будущем, а оттого, что ты оказался вне всякой культуры, ты разрываешься между двумя разными культурами, с разными, несовместимыми друг с другом символами. Как жить, если ты не можешь понять, где твое место? Если тебе приходится одновременно усваивать культурные нормы тайских рыбаков и парижских буржуа? Оставаться сыном иммигрантов и стать членом давно сложившейся консервативной нации? Тогда и начинают поджигать автомобили — потому что человек, у которого нет культуры, перестает быть цивилизованным животным и превращается в дикого зверя. А дикий зверь грабит, убивает, поджигает.
Во-первых, автор здесь явно клевещет на диких зверей. А, во-вторых, настоящий ответ опять заменен на ложный, потому что экзистенциальный вакуум не может быть проблемой примата. Его проблемой может быть отсутствие культуры. Хотя опыт нацизма и фашизма, казалось бы, должен быть достаточно очевидным антитезисом к такому выводу.
      И вот после этого как я могу поверить в любовь автора и его героев к произведениям Льва Толстого, вся жизнь и каждое слово которого – духовные поиски? Не верю.
        Романтическая нить произведения – это очередная разновидность появления рыцаря на белом коне. Вдруг. И сразу родственная душа, и телепатическое понимание друг друга. Так как рыцарь и принцесса – это не живые люди, то и развития их отношения получить не могут. Да еще по мысли Паломы, «прекрасно то, что мы застали на излете. Тот эфемерный облик, в котором предстает предмет в тот миг, когда одновременно видишь и красоту, и смерть его». Поэтому главной героине – прямая дорога под фургон. Вряд ли произведение от этого выиграло. Я не смогла увидеть красоту главной героини, даже при изображении ее смерти.
        Автор еще использовала распространенный литературный прием, чтобы сделать главного героя более ярким и запоминающимся, она играла на противоречиях. Бедная консьержка – потрясающе начитанная женщина и тонкий ценитель произведений искусства, 12-летняя девочка интеллектом и опять же начитанностью может дать фору старшей 19-летней сестре. Интерес к героям это, несомненно, вызывает, но при этом сюжет и действия героев не совсем соответствуют заявленным характерам, что оборачивается разочарованием. Например, Акунин создал яркий образ Фандорина, очень неординарного человека, и поступки героя, его подвиги органично сочетаются с характером.
Здесь же начитанность, любовь к искусству героинь используется автором почти исключительно для осуждения окружающих, которые повинны в том, что запятую не в том месте ставят, не способны оценить живопись голландцев или погружаются в схоластику, а не служат общественному благу.
    И на этом фоне даже развитие характера Паломы происходит недостоверно. «Но мне вдруг показалось, что я нашла свое призвание. Подумала, что вылечусь, если буду помогать другим, тем, кого еще можно вылечить, кого можно еще спасти, вместо того чтобы умирать, оттого что не могу вернуть к жизни обреченных». Это, действительно, происходит вдруг. Две-три встречи с мадам Мишель и с Какуро Одзу вдруг оказывают волшебное действие на ребенка. Автор, отвергающий потребности души человеческой, не может и описать развитие этой души. Поэтому изменение происходит вдруг. Вот, пожалуй, и все.
 
 
 
aliss_salut
03 June 2017 @ 11:08 pm
Старшая дочь, которая увлекается скрипкой, прочитала название лекарства "Панангин" как Поганин :) Мой Учитель говорил, что, о чем бы человек не говорил, он всегда говорит о себе. Оказывается, что человек не только говорить, он даже читать о себе умудряется :)))
 
 
aliss_salut
В этот раз мое внимание привлек совершенно противоположный пример. Мужчина кормил голубей. Они окружали его кольцом, а один голубь даже запрыгнул ему на руку и клевал с ладони. Это было красиво. И я не могла отвести глаз от этого, казалось бы, совершенно обычного, но почему-то такого притягательного явления. А потом мужчина отпустил голубя с руки, высыпал им остатки корма и вытащил сигарету....И я разочарованно вздохнула...А потом мужчина исчез. Только что стоял практически рядом, окруженный голубиной свитой, и вдруг исчез. Мой взгляд нашел его в стороне от людей. Он ушел, чтобы не курить рядом с ожидающими трамвая людьми. А потом подошел к урне и выбросил окурок.
 
 
aliss_salut
мы пока еще нередко сталкиваемся с фактами использования медитации для бегства от мира или ее неправильной интерпретации, усиливающей страх и изоляцию. Нас учат, что в результате медитативной практики возникают божественные качества любящей доброты, невозмутимости, радости за другого и сострадания. Но у всех этих качеств есть ближайшие враги, которые маскируются под них так, что их легко спутать, и потому существует систематическое учение о том, как их распознавать и не попадаться к ним в ловушку.

 Ближайшим врагом любящей доброты является привязанность. Возникая, она маскируется под любящую доброту, но в действительности это — состояние желания или хотения каких-то событий или людей, а не любви к ним. Оно порождает ощущение отделенности, и потому мы чувствуем, что нуждаемся в ком-то или чем-то, а не просто открыто любим этого человека, эту вещь или это событие.

Сходным образом ближайшим врагом сострадания является жалость, которая говорит: “О, эти бедные люди, они страдают!”, как если бы они в чем-то отличались от нас самих. Она разделяет нас, тогда как подлинное сострадание различает, что все мы варимся в одном котле, что мы все страдаем, что мы все — часть единого сердца матери мира и что, подобно ей самой, каждый из нас наделен определенной мерой космической боли. У каждого из нас есть определенное количество страдания. Это неотъемлемая часть того, что значит “иметь сердце” и “быть живым”. Как говорится, все мы призваны встречать это радостью вместо жалости к себе, учиться относиться к этому открыто, а не со страхом.

Третий ближайший враг — это враг невозмутимости, имя которому — безразличие. Безразличие говорит: “Мне все равно; я буду оставаться спокойным в глубине себя и забуду обо всем остальном. В любом случае все это — “пустое”. Если один брак не получается, я женюсь на ком-нибудь другом. Если эта работа не получается, я найду другую. Я не привязан ни к чему”. Вы, вероятно, уже слышали такой тон или такие фразы. Это не невозмутимость, а безразличие. Каждый из этих трех врагов маскируется под любовь, или сострадание, или невозмутимость, но все они основываются на разделении, неведении и страхе.

 Подлинная духовная практика и подлинная невозмутимость — это не устранение из жизни, а уравновешенность, которая полностью и всецело относится к жизни. В своей практике человек раскрывает тело, ум и сердце и в определенном смысле становится более прозрачным, способным уравновешенно воспринимать жизнь, полнее, чем когда-либо. Духовное раскрытие — это не уход в какие-то воображаемые пространства или в безопасную пещеру. Это не отталкивание, а принятие всего опыта жизни с мудростью и сердечной добротой, без какой бы то ни было отделенности. (С)
 
 
aliss_salut
В общине Гурджиева был старик, с которым никто не мог ужиться. Он был несносным, шумным и дурно пахнущим нарушителем спокойствия и спорщиком. В конце концов после многих месяцев препирательств с другими членами общины он пришел в уныние, успокоился и уехал один жить в Париж. Когда Гурджиев услыхал об этом, он отправился прямо в Париж, нашел этого старика и с трудом убедил его вернуться назад, пообещав ему много денег — большую ежемесячную стипендию. В то время как все остальные платили за свое обучение, этому человеку платили за то, что он вернулся. Когда ученики увидели, что он вернулся, и обнаружили, что ему на самом деле за это платят, вся община пришла в смятение. Они говорили: “Что же вы делаете?” Гурджиев объяснил: “Этот человек — как дрожжи для хлеба. Если бы его здесь не было, вы бы не смогли действительно понять, что такое терпение, что такое любящая доброта или сострадание. Вы бы не научились справляться со своим гневом и раздражением. Поэтому я привез его сюда, и вы платите мне, чтобы я вас учил, а я плачу ему за помощь”. (C)
 
 
aliss_salut
Сегодня душевное здоровье, судя по всему, в значительной мере определяется способностью адаптироваться к внешнему миру — межличностному миру и сфере человеческих сообществ.
 А поскольку этот внешний человеческий мир почти целиком и полностью отчужден от мира внутреннего, то любое непосредственное осознание внутреннего мира заведомо чревато серьезными опасностями.
 Но поскольку общество, само того не ведая, испытывает голод по внутреннему, то потребность людей в вызывании этого внутреннего “безопасным” образом, так, чтобы все это не нужно было принимать всерьез, поистине огромна, — в то время как амбивалентность в равной степени сильна. Что же тут удивляться, что перечень людей искусства, потерпевших кораблекрушение на этих рифах за последние, скажем, 150 лет, столь длинен — Гёльдерлин, Джон Клэйр, Рембо, Ван Гог, Энтонин Арто, Ницше, Стриндберг, Мунк, Барток, Шуман, Бюхнер, Эзра Паунд…
 Те, кто выжил, обладали исключительными качествами: способностью к соблюдению тайны, к хитрости, лукавству, — к сугубо реалистической оценке того риска, которому они подвергались не только со стороны духовных сфер, которые они посещали, но и от ненависти своих сограждан ко всякому, занятому подобного рода исканиями.
 Давайте их вылечим. Поэта, который ошибочно принимает реальную женщину за свою Музу и поступает соответственно… Или юношу, отправляющегося в плавание на яхте в поисках Бога…
 Внешнее, лишенное всякого света внутреннего, пребывает во тьме. Мы живем в эпоху тьмы. Состояние внешней тьмы — это состояние греха, то есть состояние отстранения, или отчуждения, от Внутреннего Света. Некоторые действия приводят к большему отчуждению, некоторые другие помогают не быть столь отчужденным. Первое — зло, а второе — благо. (С)